Раевский Владимир Федосеевич

5.00
Loading ... Loading ...

(1795-1872)

В. Ф. РАЕВСКИЙ.
Фотография. 1863.

В самый разгар следствия над декабристами Пушкин писал Жуковскому из михайловской ссылки: «В Кишиневе я был дружен с майором Раевским, генералом Пущиным и Орловым… Я наконец был в связи с большею частью нынешних заговорщиков». Раевского по праву называют «первым декабристом».

Участник Отечественной войны 1812 года, майор 32-го егерского полка 16-й дивизии (М. Ф. Орлова), член Союза благоденствия и масонской ложи «Овидий», поэт. Человек просвещенный, он выделялся гуманным обращением с подчиненными; возглавлял дивизионную школу взаимного обучения, где вел революционную пропаганду среди солдат и юнкеров. В начале февраля 1822 года был арестован. Накануне Пушкин предупредил его о предстоящем аресте, и Раевский успел уничтожить «порочащие» его и общество бумаги. Узник содержался шесть лет в Тираспольской и других крепостях и затем был сослан в Сибирь, где прожил до смерти.

Пушкин познакомился с Раевским весной 1821 года и до его ареста общался с ним у М. Ф. Орлова, И. П. Липранди и в кишиневском обществе. «Горячие споры» радикально настроенных друзей на исторические и литературные темы оказали влияние на формирование мировоззрения Пушкина и поддерживали в нем интерес к изучению истории и фольклора. В «тюремных» стихотворениях, написанных в Тираспольской крепости, Раевский обращался к Пушкину:

Оставь другим певцам любовь!
Любовь ли петь, где брызжет кровь,
Где племя чуждое с улыбкой
Терзает нас кровавой пыткой…
И где народ, подвластный страху,
Не смеет шепотом роптать.

По словам И. П. Липранди, «начав читать «Певца в темнице», Пушкин заметил, что «Раевский упорно хочет брать все из русской истории, что и тут он нашел возможность упоминать о Новгороде и Пскове, о Марфе Посаднице и Вадиме… Окончив, он сел ближе ко мне и Таушеву и прочитал следующее:

Как истукан немой народ
Под игом дремлет в тайном страхе:
Над ним бичей кровавый род
И мысль и взор казнит на плахе.

…После таких стихов не скоро же мы увидим этого Спартанца», – произнес Пушкин.

На стихи тираспольского узника поэт ответил незаконченными посланиями «Не даром ты ко мне воззвал», «Ты прав, мой друг, – напрасно я прозрел» и «Не тем горжусь я, мой певец», в которых по достоинству оценил гражданские призывы «первого декабриста» к борьбе.


Туристический навигатор «Русский путешественник» © 2009 - 2012